Логика зрелища

breitburgs_minskКомпозитор и продюсер Ким Брейтбург однажды уже проводил кастинг в Минске для телевизионного проекта «Народный артист», доверив тогда право выбора своим экспертам. Теперь же, вернувшись сюда для нового кастинга к мюзиклу «Голубая камея», автор хита «Голубая луна» отбирает кандидатов в звезды лично в компании с женой, преподавателем по вокалу Российской академии музыки им. Гнесиных Валерией Брейтбург и режиссером–хореографом Николаем Андросовым. Эта команда уже ставила «Голубую камею» в Уфе и параллельно с Минском ведет работу над одноименным спектаклем в Красноярске. Словом, каким должно быть идеальное воплощение на сцене истории любви графа Орлова и княжны Таракановой, знает точно.


Если вы не в курсе, что происходит в эти дни в театре музкомедии, вряд ли обратите внимание на девушек и парней, собравшихся у входа. На чьем–то лице — растерянность, кто–то — заметно воодушевлен... Трехдневный кастинг завершается как раз сегодня. Проходит он в репетиционном зале Белорусского государственного академического музыкального театра, в репертуаре которого и будет идти. Многих отсеивают сразу, еще по внешним данным, не давая возможности спеть. «Поймите, у нас концепция, а не какое–нибудь шоу или концерт», — объясняет комиссия тем, кому вынуждена отказать. Оставшихся просят спеть, после выясняют социальный статус, степень занятости на работе или учебе. Спрашивают в лоб: готовы ли вы на несколько месяцев отказаться от привычного графика своей жизни, а затем 4 — 5 раз в месяц выступать?

Ким и Валерия Брейтбург честно предупреждают: проект не решит ваших материальных проблем, больших денег здесь нет. Очевидно, имя звездного продюсера и композитора многих участников ввело в заблуждение: если Брейтбург, значит, это непременно что–то пафосное. Но «Голубая камея» — всего лишь очередной репертуарный спектакль, пусть и с налетом звездности. Все актеры мюзикла будут получать такое же вознаграждение, как и артисты, занятые в других постановках музкомедии.
В своей работе, имеющей счастливый романтический финал (в отличие от драмы Леонида Зорина «Царская охота»), Брейтбург предпринял попытку соединить несоединимое: костюмы XVIII века и брейк–данс, лирику и рэп. Потому и артисты здесь нужны разносторонние, открытые для эксперимента.
За три дня на кастинг пришли около 200 человек. Оценили и труппу театра... Мы как раз застали выступление заслуженного артиста Беларуси и Украины Арнольда Ранцанца. Номер судьям пришелся явно по душе. Брейтбург тут же стал интересоваться графиком артиста: «Вы, наверное, еще должны уточнить нюансы у директора?» «Я не работаю в театре, я — свободный художник», — парирует Ранцанц...

После заслуженного артиста зал заполняет племя молодое и незнакомое: блондинки, брюнеты, рыжие, высокие, коренастые. Взгляд–рентген Валерии Брейтбург выхватывает из числа претендентов подходящие кандидатуры и называет их порядковые номера. Остальные, прождав несколько часов, уходят ни с чем.
— Я учусь в первую смену, — вместо приветствия вдруг с апломбом заявляет одна из участниц.
— И что? — удивляется Брейтбург.
Комиссия не сразу понимает: девушка намекает на то, что участвовать в проекте сможет только во второй половине дня. Правда, вокал ее комиссию не устраивает и вопрос с расписанием отпадает сам собой.
— А вас мы уже видели! — строго замечает Валерия Брейтбург девушке с пышной «химией».
— Ну послушайте меня!
— Поймите, вы не подходите нам типажно! У нас же своя сценическая история, — запивая отказ водичкой, поясняет Брейтбург.
Всех претендующих на то, чтобы попасть в хореографическую группу мюзикла, Николай Андросов проверяет у балетного станка.
— Вам придется много работать, чтобы избавиться от всей пошлятины, которая у вас есть, — выговаривает он полуобнаженному трио девушек, решившему взять комиссию если не содержанием, так формой. — Красивая фигура — это хорошо, но растяжка у вас никуда не годится...
Приходят на кастинг и выпускники академии искусств, не нашедшие себя ни в одной из театральных трупп.
— А вы где–нибудь показывались? — спрашивает Брейтбург.
— Да, приходили сюда же, в театр, показывались всем курсом...
— Ясно.
С песнями у вчерашних выпускников все обстоит хорошо, а вот прочесть прозаический отрывок или стихотворение для них оказывается проблемой. Переволновались?
— Нам нужно проверить вашу дикцию. Прочитайте что–нибудь, — просит Валерия Брейтбург одну из девушек.
— Можно я подумаю?
— Ну подумайте, — если кандидатура вызывает интерес — а это видно сразу, комиссия идет на уступки.
Девушка присаживается в углу. Подруга тут же начинает ей что–то нашептывать, та пишет на листке... Проходит минут пять, комиссия успевает отсеять еще одну кандидатуру. Забывчивая девушка снова выходит на середину репетиционного зала:
— Я со шпаргалкой, ничего?
— Пожалуйста, начинайте.
— Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты, — заглядывая в бумажку, читает дипломированная актриса. Комиссия, сдерживая смешки, выслушивает первую строфу и благодарит девушку за выступление. Следующая выпускница театрального вуза уже не смогла вспомнить ни одного стихотворения ни со шпаргалкой, ни без...
Очевидно, есть своя жестокая логика в том, что не всем находится место в профессиональных труппах. Но ведь и мюзикл — это не способ реабилитации неудовлетворенных амбиций...

"Беларусь сегодня". Автор: Валентин ПЕПЕЛЯЕВ
Дата публикации: 17.09.2010

Rambler's Top100

Site Login